Патриарх призвал бороться за суверенитет России

  • на nod66
  • 1 Февраль, 2014
  • Комментарии к записи Патриарх призвал бороться за суверенитет России отключены

d9fb6e6a7a0a1610defb10435928d27e

Отвечая на вопросы студентов Смоленского государственного университета, Святейший Патриарх Кирилл заявил следующее: «И молодым, и людям среднего возраста, и старым нужно делать одно — бороться за то, чтобы Россия сохранила свой суверенитет. Суверенитет не формальный, а реальный; а реальный суверенитет — это способность отстаивать на международной арене свою точку зрения, даже если она не совпадает с мнением самых могущественных стран. Суверенитет — это способность идти своим путем, опираясь на свою систему ценностей. Сегодня наш суверенитет раздражает многих в мире. Один политический деятель когда-то сказал мне: «Для того чтобы наступил мир во всем мире, мы должны вас переформатировать», то есть из нас сделать их. Для того чтобы этого не произошло, вы все должны уметь различать духов (см. 1 Кор. 12:10), особенно когда вас начинают склонять к тому, чтобы вы становились участниками хаоса. Нужно бережно относиться к своей стране, нужно воспитывать самих себя и своих детей в тех убеждениях, которые формируют нашу общность, которые из отдельных людей составляют единый российский народ. И если наша молодежь, от которой в самом деле многое зависит, займет сегодня такую жизненную позицию, то это будет серьезным сигналом для тех, кто придерживается иных точек зрения».

Столь откровенного призыва отстоять суверенитет русского народа со стороны Патриарха я не припомню. Более того, Святейший раскрыл понятие суверенитета не с узко дипломатической точки зрения, но с точки зрения смыслов и ценностного содержания. Суверенитет для русских — это остаться русскими, православными, не поддаться хаосу и переформатированию. В то же время не оставаться в стороне и не топтаться на месте, но «идти своим путём, опираясь на свою систему ценностей».

«Воспитывать самих себя и своих детей в тех убеждениях, что из отдельных людей составляют единый российский народ». Что это за система ценностей? Во многом она выражена в православии, но сформулировать её нам только предстоит.

В то же время мы все, воцерковлённые и не воцерковлённые, даже ярые атеисты, так или иначе но живём этими ценностями, они впитаны нами с молоком матери и с первыми детскими впечатлениями о людях, стране, природе. Альтруизм, сострадание к ближнему, коллективизм, а точнее, соборность, доминирование духовного над материальным, обострённое чувство справедливости, нестяжательство, терпимость к инаковости и неприятие любого унижения, трудолюбие и способность превозмогать непревозмагаемое ради великой истинной цели — всё это есть качества и идеалы, живущие в душе русского человека. Именно они и раздражают «многих в мире», как сказал Патриарх. Мы сами даже не понимаем, насколько раздражают. Сами удивляемся, почему это они нас так ненавидят. Пытаемся им понравится, даже заискиваем, но они не успокоятся, пока полностью нас не переформатируют в потребительских роботов-баранов, не имеющих души.

В несколько предложений Патриарх сумел в вместить целые смысловые пласты и в то же время выразить их очень понятно, спокойно, на доступном молодым людям языке. Именно это и требуется в ближайшее время от всей Церкви — говорить с людьми о самом важном и насущном, актуальном и не звучащем в СМИ на понятном большинству граждан России языке. Именно Церковь имеет огромный потенциал для того, чтобы вести информационную войну, не втягиваясь в информационный поток. Вести её на другом уровне. На уровне личного общения с прихожанами. Только у неё существует такая мощная сеть живых и реальных ячеек, напрямую контактирующих с русскими людьми. Борьба за суверенитет — это во многом долг и Православной Церкви. Именно поэтому в разговоре со студентами прозвучала и проблема преград между классическими церковными устоями и современными людьми с секуляризованным сознанием. Патриарх занял единственно правильную позицию: выступив за сохранение классических церковных правил и старославянского богослужения, он в то же время горячо призвал священников быть ближе к людям и общаться с ними на понятном им языке, сделать Церковь «местом социальной активности и образовательных проектов».

Если Патриарху это удастся сделать, если Церковь по-настоящему повернётся к широкому кругу русских людей и пойдёт к ним навстречу, если среди священников найдутся люди, умеющие понять боль обезбоженной души, не презирать её, не унижать людей, возмущаясь их невежеством и незнанием церковных обрядов, но помогая им стать своим в Церкви, стать православным не только по факту рождения в России, но и по своему содержанию — вот тогда можно будет сказать, что у нас появятся огромные шансы остаться русскими и сохранить свой суверенитет, свою особенность, свою самость.

Стать тем Новым Ковчегом, который останется единственно не подверженным разрушительным силам хаоса. Давайте поможем в этом Патриарху Кириллу, Православной Церкви и всем русским людям.

***

СЛОВО СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА ПОСЛЕ ЛИТУРГИИ В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ СМОЛЕНСКА

(1 сентября 2013 года)

patriarh_-_smolensk_-_posle_liturgii

Дорогие мои смоляне! Уважаемый Алексей Владимирович! Владыко!

Я всех вас сердечно поздравляю с замечательным событием, участниками которого мы все являемся, — 1150-летием славного русского православного города Смоленска, который всегда как щит оберегает наше Отечество.

Эти 1150 лет были очень непростыми. Трудно, может быть, найти другое такое место на земле, как Смоленск, через который проходило столько войн, причем войн не локальных, а масштабных и мировых, в которых участвовало большое количество людей. Началось это в глубокой древности. Мы знаем, что город Смоленск сумел отразить нашествие авангарда Батыя. Тогда мужество проявил святой мученик Меркурий, который был умерщвлен, но не в бою, а когда, устав после боя, он заснул и был умерщвлен проходившим мимо противником. Но ему удалось мобилизовать смолян и отразить это нашествие.

Мы знаем, что и в последующие годы близ Смоленска или в самом Смоленске решались судьбы Отечества. Достаточно вспомнить Смутное время, когда город Смоленск удерживал оборону в то время, когда уже большая часть европейской Руси была под иноземными захватчиками. Когда в Москву уже вошли поляки, когда умерщвлен был Патриарх Ермоген, город Смоленск сражался. И только предательство одного из жителей привело к тому, что, в конце концов, враг вошел в стены и разрушил наш город. Но этот героизм Смоленска был очень важен тогда для подержания духа всей Руси, всей России.

Нельзя не вспомнить и 1812 год. Ведь именно здесь, у стен Смоленска, в Красном, объединились две армии — одна под водительством Барклая-де-Толли, вторая — под водительством Багратиона. Здесь дано было первое мощное сражение Наполеону. И хотя силы были неравными, и нам нужно было отступить, битва под Смоленском внесла свой вклад в разгром противника. А когда погнали Наполеона, то именно здесь, на Смоленщине, Денис Давыдов со своими гусарами и с партизанами разбивал насмерть арьергарды противника.

Мы все это храним в своей памяти, так же как храним и годы Великой Отечественной войны. Смоленск принял удар во много раз превосходящей силы врага. Он не мог в 1941 году сдержать натиск на Москву, но Смоленск и Смоленщина были местом партизанской борьбы. Мы знаем, какое огромное значение наш город сыграл в Великой Отечественной войне, как знаем, что именно здесь, на Смоленской земле, произошла, может быть, самая страшная трагедия Великой Отечественной войны, о которой много не говорили. Здесь Богородицкое поле, здесь место массовой гибели наших солдат и мирного населения. Здесь Соловьева переправа, под которой воды Днепра смешались с кровью. Здесь величайший подвиг и величайшая трагедия, которая, тем не менее, внесла и свой вклад в последующую победу.

Нельзя не вспомнить и послевоенные годы, разруху и голод, как люди жили в крепостных стенах, в сараях и землянках. Я застал то поколение смолян, которые делились со мной этими воспоминания. И ведь отстроили город, возродили жизнь на Смоленской земле. Мы с благодарностью вспоминаем тех, кто мирным трудом воссоздал жизнь на Смоленщине.

Непростыми были и 1990-е годы. Я помню, как на этой площади, на которой вы стоите, мы, собирая продукты и одежду где только могли, хранили их в этом Богоявленском соборе и раздавали нуждающимся смолянам, а их были тысячи. Но и то тяжелое время позади. Сегодня страна наша набирает сил, и сегодня Смоленск явил совершенно иное лицо обновленного города — красивого, уютного, такого милого вашим сердцам и моему сердцу.

Мы не можем сегодня не вспомнить и об особо духоносных личностях и духовно важных событиях в истории Смоленска. Я уже сказал о подвиге мученика Меркурия. Но как не сказать об интеллектуальном, духовном, научном подвиге святого преподобного Авраамия Смоленского,

монастырь которого также возрождается сегодня в городе нашем, того самого Авраамия, который был интеллектуальным светочем средневековой Руси. Вокруг него была целая школа, у него были ученики, и знание, образованность, духовная проницательность и опыт преподобного Авраамия распространялись из Смоленска по всей Руси.

А еще ранее, во времена великой славы Смоленска, в домонгольский период, когда здесь княжили выдающиеся представители княжеского рода Рюриковичей — Владимир Мономах, князь Ростислав — здесь строились дворцы и великолепные храмы XII века, которые чудом сохранились и до сих пор украшают город и лицо всей нашей страны.

В то славное время, когда Смоленск был столицей великого водного пути из варяг в греки, здесь тщанием князя Владимира Мономаха появился чудотворный образ Пресвятой Богородицы «Одигитрия». Он появился здесь неслучайно. Невдалеке к северу от Смоленска, как вы знаете, реки Балтийского и Черноморского бассейнов не смыкаются. Здесь были волоки здесь люди тащили суда по земле. Это был самый трудный этап великого цивилизационного пути с севера на юг через Русь. И именно здесь появился образ Богоматери «Одигитрия», чтобы люди могли помолиться, подплывая к Смоленску и к его волокам, и возблагодарить Царицу Небесную, когда этот тяжелый участок пути был позади.

Здесь, совсем рядом с нами, на Смедыни — место убиения святого Глеба, первого русского святого страстотерпца,. Это был духовный подвиг человека, который, имея власть и даже возможность претендовать на великокняжеский престол, отказался от всего в пользу своего старшего брата, который и погубил его. Сятой Глеб стал образом русской святости, мужества, правды, веры и братской любви.

Мы знаем, что образ Царицы Небесной «Одигитрия» сохранял город Смоленск. Чудом остался невредимым Смоленский кафедральный собор, когда вошел сюда Наполеон. Все церкви были закрыты и изничтожены. Этот Богоявленский собор был ограблен, разрушен иконостас, и там солдаты устроили место своего пребывания, заводя в храм лошадей, издеваясь над нашими святынями и разрушая наши духовные и материальные ценности. Но ведь Успенский собор, находящийся в 20 метрах от этого собора, не был тронут. Никто к нему не прикоснулся именно потому, что он был вместилищем великой общенациональной святыни — иконы Божией Матери «Одигитрия», той, перед которой молились в древности люди, пересекая Русь с севера на юг и с юга на север.

Может быть, еще более явное чудо Богоматери было явлено в Великую Отечественную войну. Многие из вас знают, видели эти страшные фотоснимки, сделанные, в том числе, немецкими солдатами. А кто не видел, сходите в новый прекрасный выставочный центр, который открылся в Смоленске. Там замечательная выставка, вы можете увидеть эти фотографии Смоленска: нет ни одного не разрушенного дома, одни руины — и справа и слева, и впереди и сзади. И среди этих руин невредимым стоял Успенский собор. Что мешало фашистам взорвать его так, как они взрывали все другое? Что мешало в бою уничтожить этот собор, потому что нередко с высоких точек велась корректировка огня? Никто не прикоснулся к этой святыне!

Нам иногда говорят: «А докажите, что Бог есть. Почему Бог не совершает чудес? Почему Он в моей жизни не совершает чудес? Почему Он не дает то, чего я хочу?» Бог всем дает от Своей отеческой любви только при одном условии: если мы храним веру и если мы, опираясь на эту веру, обращаемся к Нему с молитвой и строим на основе этой веры нашу жизнь.

Наши благочестивые предки и в 1812 году, и в годы немецкой оккупации горячо молились Богу. Тогда не было неверующих людей, тогда не было клеветников на Церковь.

Тогда маршал Жуков, освободив город Смоленск, пришел и стоял на молебне в нашем Успенском соборе пред иконой «Одигитрия». Тогда ушла в сторону идеология, тогда никто не мог посметь сказать «Бога нет», потому что Бог был рядом с теми, кто поднимался в атаку, кто защищал наше Отечество и город Смоленск.

Каждый человек, который приходит в этот великий собор, один из величайших храмов Святой Руси, сердцем чувствует присутствие Божией благодати.

2VSN_9865-1200

И не случайно эта благодать дана здесь, на этих Смоленских холмах, народу, живущему в этом граде и на всей Смоленской земле. Потому что скорбной была наша история, бедной является наша земля. Здесь у нас нет ни нефти, ни газа, ни драгоценных металлов. Здесь у нас есть дивный русский пейзаж, есть красота наших полей и березовых рощ, есть милые сердцу очертания города Смоленска. За нами великая история, и мы должны быть достойны прошлого, чтобы созидать будущее.

Сегодня, в этот юбилейный день, обращаясь ко всем вам, пришедшим в таком множестве к подножию холма, где возвышается Успенский собор, всех вас по-отечески прошу: храните веру православную, воспитывайте в ней ваших сынов и дочерей, ваших внуков и правнуков. Передавайте им опыт предыдущих поколений, чтобы никакие искушения, соблазны, никакое пустозвонство, никакая клевета, никакая ложь, никакое безумие человеческое не могли подвигнуть и разрушить наш духовный фундамент жизни. И тогда, сохранив веру, сохранив силу молитвы, мы будем обращаться к Богу за помощью. Сочетая молитву и труд, молитву и образование, молитву и науку, сочетая молитву и воинский подвиг, молитву и повседневную жизнь, мы будем способны одерживать не меньшие победы, чем одержал наш благочестивый народ в прошлом.

2VSN_9948-1200

Я хотел бы призвать благословение Божие на власти в лице губернатора, на Церковь нашу смоленскую в лице владыки Исидора, на всех вас, мои дорогие. Пусть Покров Пречистой Царицы Небесной пребывает над всеми вами, над городом Смоленском, празднующим свое 1150-летие, над древней Смоленской землей и над всею Русью. И пусть Божественная благодать укрепляет наши человеческие силы, силу ума, силу воли, силу чувств, чтобы совершать во благо свой жизненный путь.

Всех вас еще раз поздравляю с великим для нас юбилеем. Храни вас Господь! И Матерь Божия, явленная нам в образе Одигитрии, пусть пребывает со всеми вами! Аминь. <…>

***

ВЫСТУПЛЕНИЕ СВЯТЕЙШЕГО ПАТРИАРХА КИРИЛЛА

(на встрече со студентами высших учебных заведений Смоленской области. Смоленский государственный университет, 31 августа 2013 г.)

 

Уважаемый Евгений Владимирович, дорогие профессора, преподаватели, студенты всех тех учебных заведений г. Смоленска, которые присутствуют сегодня здесь, и в этом зале, и на улице!

Я только что прошел мимо большой группы молодежи и порадовался, что у меня будет возможность сегодня обратиться ко всем вам. Для меня это здание хорошо знакомо, как уже сказал Евгений Владимирович, я неоднократно выступал здесь. Но должен сказать, что многое изменилось, даже чисто внешне: проведены прекрасные ремонтные работы, сейчас все выглядит очень современно. Так и должно быть, потому что не только интеллектуальное или духовное измерение жизни формирует человеческую личность, но и внешнее окружение также влияет на психологию человека, в особенности на его развитие, на его становление в качестве ответственной личности.

Это внешнее воздействие через эстетику жизни очень важно. В этом смысле я очень порадовался за наш город Смоленск, который я наблюдаю и который знаю, и в жизни которого я участвую вот уже 28 лет. Никогда Смоленск не выглядел так прекрасно, никогда не было такой красивой Большая Советская, никогда так не выглядели древние храмы Смоленска. Это свидетельствует об очень многом. Прежде всего, о том, что в преддверии празднования юбилея, славного юбилея нашего города, была признана важной эта работа по наведению порядка в городе, по повышению эстетического уровня всего того, что образует городскую жизнь, по реставрации замечательных храмов и зданий.

Я неслучайно говорю сейчас о внешней эстетике. Я хотел бы сказать о том, что гармония и красота оказывают созидательное воздействие на человеческую личность. Вот почему я с большим опасением взираю на те виды искусства, которые презирают гармонию.

Мне однажды за границей пришлось слышать концерт какофонической музыки. Я, по мере того как слушал эту музыку, начинал испытывать чувство внутреннего беспокойства. Потом это беспокойство стало переходить в чувство страха. Я понял, что отсутствие гармонии, в данном случае музыкальной гармонии, разрушительно для человеческой психики.

Пренебрежение эстетическими правилами, гармонией внешнего человеческого устроения жизни также чрезвычайно опасно. Когда нам говорят, что там или сям появляются некие образцы искусства, которые пренебрегают гармонией, то это означает, что людям предлагается какой-то опасный эстетический продукт, который способен переформатировать сознание от гармонии, красоты — к безобразию.

А что же происходит с человеком, когда он безобразие ставит на одну доску, на один уровень с гармонией и красотой? Это значит, что происходит внутренний срыв человека, внутренняя болезнь его посещает, потому что перестать различать гармонию, красоту и отсутствие таковой или даже лжегармонию это все равно что потерять различие между добром и злом: добро и красота — зло и безобразие. Наши предки хорошо это сознавали. Именно поэтому в то время, когда было еще совсем мало материальных возможностей создавать, например, красивые здания для проживания большинства людей, строились храмы и дворцы, строились барские усадьбы.

В какой-то момент сказали, что это все плохо, что все должны жить одинаково. Но, как замечательно сказал известный наш русский философ Николай Александрович Бердяев, одинаково жить нельзя. И если мы тонким слоем масла намазываем бутерброд, то это плохо, особенно если человеку нужны жиры. Ему нужно иметь хоть небольшой кусок, но намазанный маслом таким образом, чтобы он мог возместить эту потребность в жирах. Поэтому, когда разрушаются образцы чего-то прекрасного во имя того, чтобы всем было хорошо, нужно понимать, что это очень ложный посыл, это некий ложный пропагандистский посыл, который толкает людей к тому, чтобы действительно было разрушено внутреннее эстетическое чувство и понимание красоты.

Вот так произошло в нашей стране. Разрушили храмы, сожгли усадьбы, и думали, что после этого наступит рай и все получат по кусочку. Мы знаем — никто ничего не получил, а страна просела. И сегодня делается очень многое, и, хотел бы отметить, и здесь, в Смоленске,

особенно в связи с юбилеем города, для того чтобы сделать прекрасной хотя бы центральную часть города. Нам нужно смотреть на что-то, что согревает душу. Вот почему важно, чтобы храмы были отреставрированы, потому что исключительная по ценности национальная архитектура, которая представлена в храмостроительстве, тоже оказывает благотворное влияние на сознание человека.

Наблюдение за тем, как преобразился центр Смоленска, привело меня к мысли поделиться с вами своими мыслями, чувствами и своим пониманием этого. Дай Бог, чтобы это пространство духовного, материального, эстетического благополучия расширялось, чтобы в рамки этого пространства входило все больше и больше людей, земель, домов, дорог, полей, лесов. Мы должны сделать нашу страну прекрасной. И то, что этот процесс, несомненно, сегодня существует, мы должны очень ценить. Еще раз хочу сказать, что все это имеет не только материальное значение. Это не просто признаки материального благополучия. Мы формируем такую среду обитания, которая влияет на формирование духовной сущности человека, а также его убеждений, его ценностной ориентации.

2VSN_8775-1200

Мне хотелось бы сказать о том, что молодость — это особый возраст. С одной стороны, кипучая энергия, большое количество физических сил, все хорошо, все работает в организме правильно, человек читает без очков, слушает, слышит все хорошо, у него мышцы, скелет передвигается, изгибается, танцует. Молодость не видит никаких преград, все правильно, все хорошо.

Иногда это чувство физического благополучия, особенно у людей сильных или красивых, вызывает не совсем правильную реакцию. Двигаясь по жизни на волне того, что ты имеешь, не думаешь о том, что в какой-то момент — а это непременно произойдет — не таким будет подвижным позвоночник, не такими упругими мышцы, не таким гладким лицо, появятся морщины. И ведь это не признак надвигающейся смерти, это просто иной период жизни, когда будет больше ограниченности для человека, в том числе интеллектуальной ограниченности. Почему нужно учиться смолоду? Да потому что иначе работает головной мозг, совсем иначе работает человеческая память, мы можем больше узнать, больше запомнить. Другими словами, молодость — это формирование личности и интеллектуальное, и духовное, и эстетическое, и физическое.

А теперь хотел бы поговорить вот о чем. Ведь жить можно по-разному, и в молодости тоже. Про некоторых говорят: живет, не приходя в сознание. Может быть, вы встречались с таким определением. Не приходит кто-то в сознание либо потому что все время пьяный, либо под наркотиками, либо настолько человек управляем, настолько им легко манипулировать, что он не может выскочить за границы этих манипуляций, сознательных, бессознательных или просто продиктованных коммерческой выгодой.

Но ведь совершенно очевидно, что на современного человека обрушивается колоссальный информационный поток. Вы это знаете — через Интернет, через другие электронные средства коммуникаций, передается огромный поток информации. И вот возникает вопрос: а как себя вести перед лицом всего того, что обрушивается на человека, особенно в молодом возрасте?

Можно, конечно, все это заглатывать, можно абсолютно некритически воспринимать все, что предлагается, особенно если это, как говорят, «модно» или «круто». Все повторяют: круто, круто, круто. Что это значит — хорошо или плохо? Нет, это «круто». А что такое «круто», объясните мне, пожалуйста. Я человек из той эпохи, когда не было этого слова. Были слова «хорошо» или «плохо». «Круто» — это что? Можно сказать, что творческий поиск ученого это «круто»? Никто об этом так не скажет. Можно сказать, что прекрасное произведение искусства, над которым писатель работал, его труд — это «круто»? Никто не скажет. Мы даем это определение другим явлениям, и чаще всего тем из них, которые оказывают на нас сильное влияние.

В конце концов, мы живем в обществе, и каждый человек находится под влиянием кого-то другого, под влиянием идей, под влиянием опять-таки эстетических вкусов, которые, в частности, и через моду передаются. Но возникает вопрос: а способен ли человек в современном обществе жить своим умом? Способен ли молодой человек критически оценивать информационный поток? Способен ли он, когда все говорят «круто», сказать: «Это совсем не круто, это пошло»?..

Развивая этот тезис, хотел бы сказать следующее: нужно иметь способность критически оценивать информацию, которая к вам приходит, нужно иметь мужество сказать «нет», даже когда большинство говорит «да». Собирается молодежь, идет куда-нибудь, начинается пьянка и все пьют — «круто». А хватит ли мужества встать и сказать: «Я этого делать не буду, потому что это не круто, это совсем для меня не круто»? Повернуться и уйти из этой компании.

Я могу продолжать эти примеры. То же самое касается такой важной темы как любовь.

Любовь это величайшее чувство, которое Бог вложил в человеческую природу. Любовь возвышает нас над этим природным миром, делает небожителями, потому что Сам Бог есть Любовь. И когда человек имеет в сердце своем любовь, у него вырастают крылья.

Но чувство-то какое удивительное. Оно ведь не запрограммировано на автоматическое присутствие на протяжении всей человеческой жизни, отнюдь. Любовь не запрограммирована. И если эту любовь расточать, если ее растаптывать, если этой любви изменять, то она исчезает. А значит, крылья схлопываются, и не взлетишь к Божественной высоте.

И ведь опять-таки современная мода на общение, в том числе и между людьми, которые чувствуют симпатию друг к другу, часто сводится к тому, что каждый эксплуатирует другого не во имя любви, а во имя удовлетворения своего инстинкта. И если эти беспорядочные связи человек практикует в течение долгих лет, то он перестает быть способным любить. А потом спрашивают в недоумении: «Ну почему мне так не везет в жизни? Ну почему? Вышла замуж — подонок, за второго — подонок». Или женился — плохо, снова женился — еще хуже. В чем дело?

А дело в том, что если люди соединяются для совместной жизни, расточив потенциал любви, ничего не получится! И когда Церковь говорит: «Будьте осторожны, не играйте с этим великим чувством», она не старомодные вещи говорит, а вечную истину, которая от Бога пришла, а не от людей.

2VSN_8931-1200

Поэтому я хотел бы всем вам пожелать сильной любви, которая очень вам поможет. Вы, несомненно, найдете свою половинку, вы, несомненно, будете счастливы друг с другом в том случае, если вы этот потенциал великого чувства сами не разрушите. И когда вам кто-то говорит: «А это круто», и подталкивает вас на поступок, который может этот потенциал любви разрушить, скажите: «Это не круто, а это пошло, это плебейство, это скотство. Я выше этого».

Эта жизненная позиция требует способности, готовности и внутренней силы сопротивляться внешним обстоятельствам. Очень важно, чтобы нашими жизнями не распоряжался кто-то другой. А сейчас это очень просто; и в прошлом было просто, но сейчас в особенности.

Мы знаем, как Интернет может на белое сказать «черное», и заставить людей верить в то, что это черное. Мы знаем, как формируется информационное пространство в Интернете. Это совершенно не безобидная вещь…

Поэтому я хотел бы вас всех призвать к тому, чтобы вы были критичны по отношению в том числе и к информации, которая приходит к вам через Интернет. Другой не должен господствовать в вашей жизни, он не должен порабощать вашу волю, ваше сознание. Он не должен манипулировать вашей жизнью. Нужно всегда быть готовым сказать, что можно жить по-другому.

Действительно, ведь у каждого человека есть призвание. Бог так нас создал. У нас разные призвания, потому что у нас разные способности. Один может стать ученым, бизнесменом, политическим деятелем, государственным руководителем. Другой обретает себя в том, что он становится защитником Родины, врачом или хорошим работником. Третий работает в сельском хозяйстве и наслаждается гармонией жизни на лоне природы. У каждого есть свое призвание.

Очень важно это призвание почувствовать и защитить его, несмотря на многие влияния извне, когда говорят: «Не надо становиться инженером. Надо непременно стать менеджером, быстрее деньги заработаешь. Не надо становиться ученым. Что там всю жизнь просиживать? Нужно становиться банкиром».

Это не значит, что быть менеджером или банкиром плохо. Но это означает, что если все люди будут жить по этой моде, то в стране у нас не будет людей, способных ни науку двигать, ни страной управлять, ни производить материальные ценности, ни хлеб выращивать. Поэтому каждый должен найти сам свое призвание, к чему душа лежит, и развивать это призвание в соответствии со своим собственным взглядом на жизнь.

Мы встречаемся в преддверии замечательного празднования юбилея г. Смоленска. Хотел бы несколько слов сказать об истории. Мы с вами не имели бы сейчас никаких отреставрированных памятников, никакой красоты в Смоленске, если бы разрушили прошлое. В нашей стране мы проходили через периоды, когда говорили: «Прошлое — это плохо, его нужно разрушить до основания, а потом построить новый мир».

Один раз в XX веке это сделали — отказались от истории, заявили, что никакой истории до 1917 года не существовало, что была одна только борьба классов. И в этой борьбе, конечно, всегда была одна хорошая сторона, а другая плохая. Мы знаем, как называли хорошую, как называли плохую. Истории не существовало. А если истории не существует, почему нужно охранять памятники? И вы знаете, что было разрушено абсолютное большинство памятников нашего прошлого только потому, что был отказ от истории.

Вот и сегодня нам иногда говорят: «А что в этой истории хорошего? А зачем знать эту историю? И вообще, какой может быть объективный взгляд на историю? Не существует объективного взгляда». Одни считают, что Советский Союз выиграл Великую Отечественную войну, а другие считают, что это совсем не так. Одни говорят, что власовцы — это предатели, а другие говорят, что это люди, которые боролись за свободную Россию. Сколько голов, столько и умов. А уж в истории тем более не может быть ничего общего, не может быть даже единого учебника по истории, потому что, мол, у каждого свое понимание истории.

Нет ничего более опасного, если вам предлагают этот релятивистский подход к истории — все относительно. Это типично в духе философии постмодерна: «Все относительно, нет никакой правды; для тебя герой Александр Матросов, а для меня герой генерал Власов».

Если мы разрушаем историю таким подходом, мы становимся иванами, не помнящими родства, нами уж очень легко становится манипулировать.

Ценности приходят из прошлого. Мы говорим, что патриотизм — это ценность. И что мы делаем, чтобы доказать, что это ценность? Мы приводим примеры самозабвенного служения Родине из прошлого, как люди защищали свою страну, как они клали свою жизнь во имя других. Мы живем на этих примерах. Разрушение этого отношения к прошлому, перевод исторического комментария в сферу относительности являются очень опасными. Могут быть разные исследования и споры вокруг тех или иных событий. История это живая наука, она не может быть догматизирована. Но очень важно сохранять целостное восприятие истории — так, как эта история сохраняется в народном сознании.

В Церкви вероучение, которое две тысячи лет существует, тоже ведь подвергалось различного рода попыткам внести ту или иную коррективу. Эти попытки были очень жестокими, потому что в свое время, особенно в первом тысячелетии, Церковь была единственной носительницей какой-то идеологии. Поэтому всякая борьба, в том числе и сепаратистские действия, в первую очередь опиралась на ту религиозную доктрину, которая не соответствовала церковной, для того чтобы поддержать ту или иную группу, не желавшую жить, например, в рамках Византийской империи.

И как Церковь выжила? Ведь чего только не было за эти две тысячи лет, сколько всяких ересей, расколов. Как она выжила? Есть такое понятие в Церкви — предание, или по-латински «традиция». Традиция — это передача ценностей. Это не передача прошлого во всем его объеме. Не помню, кажется, даже в этом зале, а может быть, в другой какой-то молодежной аудитории я говорил о том, что из прошлого к нам приходит не только ценное, но и ненужное. Мусор в нашей квартире ведь тоже прошлое. Но никому же в голову не придет сохранять мусор только потому, что он из прошлого. Значит, традиция, предание — это механизм, сохраняющий ценности. И благодаря этому сохранилось вероучение Церкви, потому что был критерий, на основании которого каждое последующее поколение людей оценивало — что есть истина, а что привносимая ложь.

В таком ключе, я думаю, должен формироваться наш комментарий к нашей истории и вообще к истории.

Должно быть понимание народом своей истории. Это не пустые слова, потому что это есть часть культуры, часть национального самосознания. И если со ссылкой на плюрализм мнений мы разрушаем наше национальное самосознание, то у нас нет будущего.

Снова хотел бы сказать несколько слов о Смоленске. Город совершенно особенный, о нем говорится в «Повести временных лет», древний город. Он сейчас на стыке трех стран — Российской Федерации, Белоруссии, Украины — все рядом. И в прошлом, действительно, это место имело огромное значение в жизни восточных славян. Смоленск, правда, переходил из одного владения в другое, но он был на стыке, он организовывал в каком-то смысле это культурное пространство. Смоленск играл особую роль в том числе и потому, что это был центральный город на пути из варяг в греки.

Пример Смоленска должен нам очень многое подсказать. Мы живем с вами в многонациональном государстве, среди нас появляются люди разных религиозных убеждений. Через все это проходили жители Смоленска, потому что по этой водной глади из варяг в греки, из греков в варяги переезжали многие люди. И Смоленск, оставаясь русским православным городом, умел поддерживать эту многокультурную реальность, гранича со всеми. Мы должны учиться жить, конечно, в многонациональном государстве, оставаясь самими собой. Никто не требует отказа от наших убеждений. Более того, если кто-то, оперируя тем фактом, что мы многонациональное государство, будет требовать отказа от наших убеждений, измены нашей идентичности, такого человека не надо слушать. Но оставаясь русскими людьми со своей традицией, россиянами с нашей многонациональной традицией, мы должны одновременно уметь строить отношения с другими.

Нужно затронуть такую тему, как героизм Смоленска, видевшего войска. Батыя, Витовта, Сигизмунда, Наполеона, Гитлера. И ведь всякий раз речь шла о том, быть или не быть, это были не шутки. Через Смоленск проходили чужие полки, неся опасность разрушения не только Смоленской земле, а всей России. И как это замечательно увязывается с тем, о чем мы только что говорили: Смоленск был чувствителен к разным культурам и к разным народам, и одновременно — какая сила патриотизма, верность долгу и способность защищать себя и страну.

Сегодня тоже совершаются битвы, слава Богу, пока в отношении нашей страны не на поле брани. Хотя, как вы знаете из новостей, и на поле брани сегодня страшные битвы. Но

нельзя сказать, что мы живем в абсолютно мирной среде. И сегодня происходят битвы, которые проходят без грохота пушек, а враг, который нам угрожает, не пересекает наши границы явно. Но мы все вовлечены в то, что в православной традиции называется «невидимой бранью».

Каждый сегодня участвует в этой брани. Нам предлагают хаос, но мы не должны покупаться на эти рекомендации и участвовать в создании хаоса. Мы видим, к чему хаос привел на Ближнем Востоке, в арабских странах. Хаос — это средство борьбы, в том числе и со страной, изнутри. И когда нам предлагают участвовать в хаосе, предлагая различные объяснения и различную мотивацию, мы должны помнить, что хаос — это национальная катастрофа.

Нам предлагают грех, разрушение моральных устоев. Нужно помнить, что разрушение морали означает разрушение личности. Личность перестает быть целостной, а значит, она становится слабой, значит, бери голыми руками такого человека. Всё внутренне связано в человеке, в человеческой личности, и чрезвычайно важно понимать, что нет большого и малого — даже наши маленькие грехи и маленькие слабости могут подтачивать целостность нашей личности.

Хотя война, о которой я говорю, невидима, наш народ несет в ней тяжелые потери уже сейчас. Я не говорю только о пьянстве, о наркомании, которая тоже пришла извне, но я говорю о чудовищном увеличении количества абортов, разводов. Это сотни тысяч потерянных жизней. Мы были бы другой страной, если бы у нас не было такого большого количества абортов и такого процента разводов — в среднем 70% разводов от числа заключенных браков. Я недавно посмотрел статистику по Москве — это ужасно. А что такое развод? Это крушение жизни. И хотя иногда, что называется, пытаются надуть щеки те, кто разводятся, мол, найду другого или другую найду, на самом деле это трагедия. Следствие развода — дети-сироты при живых родителях. Тот же фактор разводов влияет и на количество абортов. Поэтому мы несем потери. И эти потери, к сожалению, сегодня сильно отражаются и на нашей экономике, и на нашей культурной жизни, и просто не дают нам возможности освоить все наши необъятные просторы.

Обычно, когда затрагивают тему освоения, я говорю о Сибири, Дальнем Востоке. Мне приходится путешествовать по тем краям, я вижу эти колоссальные просторы, где никто не живет или живет так мало людей, что становится страшно. Но сегодня мы летели сюда, на Смоленщину, я смотрел в иллюминатор и спрашивал себя: не Сибирь ли это? Огромные просторы. Нет дорог, нет населенных пунктов, нет полей — это тайга в 200 километрах от Москвы. А почему это происходит? Потому что людей нет.

Все эти исторические эксперименты со страной, все эти революции, гражданские войны привели к тому, что сейчас, когда действительно страна обрастает мышцами, когда появляются финансовые, административные, технологические возможности, людей нет. Можно себе было представить в прошлом, после войны, когда надо было поднять из руин страну, чтобы приглашали работников из-за границы? А сегодня эта тема становится уже архиопасной для страны. С одной стороны, не можем без них. С другой стороны, понимаем, что теряем собственную идентичность. А корень проблем в чем? В морали, в целостности человеческой личности. Если человек целостный, у него будет брак, семья, дети. Нужно, чтобы в каждой семье было не меньше трех детей. Вот тогда мы еще как-то сможем выкарабкаться. Но сегодня это очень тяжело, и не только потому что денег мало у кого-то, все-таки их становится больше, но потому что люди психологически не готовы взять на себя подвиг воспитания детей, а это опять тема морали и убеждений.

С историей города Смоленска связано замечательное повествование о благочестивом воине Меркурии, вы знаете это повествование, который участвовал в борьбе с авангардом Батыя и который много послужил тому, что Батый повернул свои войска от Смоленска.

Меркурий пошел на этот неравный бой, получив вдохновение у Смоленской иконы Божией Матери. Наверняка он шел на явную смерть, потому что понимал, что перед ним орда, и все-таки пошел, получил вдохновение и пошел. Здесь и вера, и целостность человеческой личности, и правильная мотивация, и способность к героизму. Я глубоко убежден, что в этом зале присутствуют люди, которые могли бы повторить подвиг мученика Меркурия, у меня в этом нет ни малейшего сомнения. Если среди нашей молодежи не будет тех, кто сможет повторить эти подвиги, мы перестанем быть жизнеспособным обществом.

Завершая это выступление, я хотел бы еще раз всех вас сердечно приветствовать и с юбилеем города, и с большими добрыми переменами, которые происходят и в городе, и в университете, пожелать вам помощи Божией, крепкой любви, сильного нравственного чувства, внутренней свободы от давления внешних обстоятельств, способности самостоятельно идти по жизни и сопротивляться даже мнению большинства, когда это мнение разрушает ваши представления о самом святом и заветном. Глубоко убежден в том, что тогда мы способны будем построить сильное, жизнеспособное общество, мы будем способны прославить Отечество свое. Благодарю вас за внимание.

***

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

Учащийся Военной академии ПВО ВС РФ: Ваше Святейшество, длительное время мы наблюдаем в средствах массовой информации сообщения о том, что везде, по всему миру происходят взрывы, гибнут люди, идут военные действия. На Ваш взгляд, что нужно сделать нам, молодым, чтобы сохранить мир и спокойствие у нас на Родине?

— И молодым, и людям среднего возраста, и старым нужно делать одно — бороться за то, чтобы Россия сохранила свой суверенитет. Суверенитет не формальный, а реальный; а реальный суверенитет — это способность отстаивать на международной арене свою точку зрения, даже если она не совпадает с мнением самых могущественных стран. Суверенитет — это способность идти своим путем, опираясь на свою систему ценностей.

Сегодня наш суверенитет раздражает многих в мире. Один политический деятель когда-то сказал мне: «Для того чтобы наступил мир во всем мире, мы должны вас переформатировать», то есть из нас сделать их. Для того чтобы этого не произошло, вы все должны уметь различать духов (см. 1 Кор. 12:10), особенно когда вас начинают склонять к тому, чтобы вы становились участниками хаоса.

Нужно бережно относиться к своей стране, нужно воспитывать самих себя и своих детей в тех убеждениях, которые формируют нашу общность, которые из отдельных людей составляют единый российский народ. И если наша молодежь, от которой в самом деле многое зависит, займет сегодня такую жизненную позицию, то это будет серьезным сигналом для тех, кто придерживается иных точек зрения.

Анастасия Беляева, студентка Смоленского гуманитарного университета: Ваше Святейшество, мы знаем, что более четверти века прошло с того момента, как Вы впервые прибыли на Смоленскую землю. Также мы знаем, что Вы являетесь первым почетным профессором нашего университета, и гордимся этим. Сегодня мы решили спросить у Вас, какие места на нашей Смоленской земле Ваши любимые.

— Очень трудный вопрос. Когда я, будучи митрополитом Смоленским, подъезжал к Смоленску, то всякий раз, когда машина сворачивала с Минского шоссе и из-за поворота открывался вид на город с Успенским кафедральным собором, я произносил одну и ту же фразу. И все водители мои, и сопровождающие знали — я говорил: «Милейший город Смоленск». И духовная, и культурная составляющие жизни города, и даже эта неторопливость, отсутствие надрывной модернизации, которая часто напрягает нервы, создает новые противоречия…

Действительно, край поэтов-воинов, как кто-то сказал, мир особый, — вся Смоленщина, начиная от пейзажей, таких скромных, лирических, мягких, до деревень, районных центров, каждый из которых я хорошо знаю. Просто назовите город, и я сразу представляю себе всё, что там находится,

его церковную жизнь. Всегда с радостью я посещал эти районные центры, приезжал в деревни, встречался с народом деревенским, ходил по этим избушкам, служил в деревенских храмах, а потом, после служб, устраивалась самодеятельность… Весь партхозактив присутствовал — в лице местного главы, заведующей клубом, заведующей почтой, а если есть школа, то и заведующей школой. Все это близко моему сердцу, и опыт моей жизни в Смоленске очень помогает мне сегодня решать те задачи, которые стоят передо мной как Патриархом. Спасибо Вам за Ваш вопрос.

Никита, студент Смоленского государственного университета: В одной из своих проповедей Вы сказали о том, что Церковь должна говорить на современном языке. А когда Церковь начнет на нем говорить? К сожалению, богослужебным языком у нас является церковнославянский. Мне кажется, 90 % здесь присутствующих совершенно не понимают богослужебного языка. Как может народ понять проповедь, которую говорит священник, если Евангелие было прочитано на церковнославянском языке и народ совершенно его не понял? С другой стороны, в нашей Церкви существуют и другие точки зрения, согласно которым церковнославянский — это священный язык. Один священник даже сказал, что церковнославянский язык является подлинным языком Христа. Как нам в такой ситуации найти компромисс? Ведь церковнославянский язык является очень важным для нас, это очень красивый язык, и я очень люблю его, но, к сожалению, сейчас он уже становится непонятным. Спасибо.

— Вопрос Ваш как бы имеет несколько измерений. Одно чисто практическое, о котором Вы говорите. Действительно, люди, которые приходят с улицы, у которых отсутствует церковное воспитание, которые не посещали воскресную школу, лишены возможности понимать славянские тексты. Но в Церкви таких людей сегодня, к сожалению, меньшинство. А большинство — это те, для кого славянский язык понятен. Это, знаете, как слова колыбельной песни, это всё с детства, с молодости. И если такому человеку вдруг предложить русский язык во время богослужения, то получится то же самое, что и «Паду ли я, дручком пропертый» в арии Ленского. Помните, из «Евгения Онегина»? Когда перевели на украинский язык, получилась такая вот вещь. Современный язык будет резать ухо и вызывать недовольство. А что такое недовольство?

Человек не может из храма выйти недовольным. Он всегда должен выходить утешенным, успокоенным. У него должна состояться встреча с Богом, он должен почувствовать благодать Божию. И поэтому мы не можем вот так взять, тумблер повернуть и перевести на русский язык.

Тем более что славянский язык является — думаю, студенты филологического факультета это знают, — калькой с греческого языка. А богослужение написано по-гречески, и даже глагольные формы, которые существуют на славянском, отсутствуют на русском. Кроме того, каноны, которые у нас читаются, выдержаны в стихотворной форме. Это, конечно, не рифма в обычном понимании этого слова, но это особый размер, его легко петь. И для того чтобы перевести это на русский язык, нужен поэт, нужен невероятно талантливый человек, который сделал бы то же самое, только по-русски. Может быть, этим мы станем заниматься в будущем?

Молодежь, которая сегодня приходит, ставит, как и Вы, эти вопросы. Но вот по какому пути мы пошли, чтобы разрешить эту дилемму и вместе с тем не разрушить единство общины. Я всем говорю — вот и владыке Исидору сейчас говорю, и всем отцам, которые здесь находятся, и всем кандидатам в архиереи: в храмах должны быть два расписания. Расписание богослужений и расписание внебогослужебной деятельности. А что такое внебогослужебная деятельность? А это собрания. Допустим, в понедельник собрание со студенческой молодежью, которая интересуется Православием, которая ничего не понимает по-славянски, но у которой есть интерес. По-разному можно проводить такие собрания. Например, сесть в кружок, и опытный священник им говорит: «Сегодня читалось вот такое Евангелие. Прочитайте, пожалуйста, отрывочек из этого Евангелия, а потом пускай каждый скажет, как он это понимает». Читается по-русски, все высказались, а потом священник подводит итог. — «А теперь — вот у нас есть замечательные песни отца Романа, нашего барда, это такой церковный Окуджава. Давайте на гитаре поиграем, споем». — Спели. — «А теперь давайте своими словами помолимся — смотрите, что сейчас в Сирии творится. Давайте помолимся об этих людях».

Ни одного слова по-славянски, всё в современной стилистике, в современной культуре, то, что привычно и понятно любому человеку. Проходит так полгода, а, может, год. И человек, который посещает такого рода занятия, такого рода инициативы — а ведь можно, кроме того, организовывать какие-то походы, поездки — становится человеком церковным, и в храме начинает всё понимать. И без этой литургической реформы, без этого слома, без этого противостояния поколений мы можем абсолютно спокойно решить эту задачу. Но для этого, владыка, наши священники должны работать в этом плане. Это сейчас категорическое требование Патриарха ко всей Церкви. Некоторые приходы, конечно, этого не могут сделать, особенно в селе — маленький приход, один священник, — но

в крупных приходах, особенно там, где есть молодежь, обязательно должна быть внебогослужебная деятельность. И не только с молодежью — почему бы и пожилых людей не приглашать чаю попить? Ведь есть одинокие люди, особенно старушки, — сердце надрывается, когда на них смотришь.

Всю жизнь проработала в колхозе или еще где-то, руки страшные, ничего человек в жизни не видел — и в конце жизни одиночество. Почему бы не собрать? Почему бы чаю не попить? Почему бы в лото с ними не поиграть? Почему бы не порукодельничать?

Церковь должна быть местом социальной активности и образовательных проектов. Вот так я вижу будущее Православия. А потом и с языком будем решать.

Юлия Кротова, студентка Сельскохозяйственной академии: Ваше Святейшество, Русская Православная Церковь наряду с духовным образованием ставит во главу угла патриотическое воспитание молодежи. Так вот, скажите, пожалуйста, как должны строиться отношения между молодежью и Церковью?

— Думаю, тема патриотизма одинаково важна и для молодого человека, и для людей среднего и пожилого возраста. Она одинаково важна для Церкви и для других институтов, которые существуют в нашей стране, потому что без патриотического воспитания мы можем потерять страну, я уже об этом сегодня говорил, — если у нас нет понимания истории, если мы не видим ценности в прошлом, а патриотизм всегда вырастает из прошлого, как, собственно говоря, и всё остальное.

Ведь и вы тоже вырастаете из прошлого. Вы учитесь по учебникам, а они были написаны до Вас — это же прошлое, это предыдущие поколения. Поэтому, если быть последовательными и, как нам иногда предлагают, всё разрушить, то надо будет просто разорвать учебники и сказать: «вообще не хочу знать ничего из того, что было в прошлом». А в настоящем-то окажется, может быть, лишь один процент из того, что вам необходимо знать. Всё приходит из прошлого. В том числе и патриотическое чувство есть усвоение уроков истории, есть понимание того, что такое Родина. И для воспитания патриотического чувства необходимо сложение усилий.

Церковь одна не может воспитать патриотов. Важно, чтобы это происходило в наших университетах и институтах. Но у меня есть подозрение, что у нас высшая школа самоустраняется от вопросов воспитания. Не хочу говорить о Смоленске, дай Бог, чтобы здесь было иначе.

Но, общаясь с ректорами и профессорами, я нередко убеждаюсь в том, что собственно воспитание в высшей школе не происходит, а сегодня уже и в средней школе воспитание осуществляется очень ущербно.

Но вы должны помнить, что задача школы, будь то средняя или высшая, — это воспитание личности. Это не только формирование рабочих навыков, как иногда говорят: «нужно подчинить высшую школу стихии рынка». Да как вы сможете физика-теоретика подчинить рынку? Как вы сможете подчинить рынку историка? Как вы сможете подчинить рынку человека, который никогда не будет заниматься производством, то есть той сферой, которая регулируется рынком? Поэтому воспитание имеет очень важное значение, и дай Бог, чтобы у нас как можно быстрее восстанавливалась эта функция в высших учебных заведениях.

<…>

В память о пребывании здесь хотел бы подарить эту икону Божией Матери для нашего Смоленского государственного университета. Пусть под Ее покровом мирно, спокойно, плодотворно и творчески протекает ваша жизнь.

2VSN_8979-1200